7 0 10 2

Не помню где и у кого, помню только то что с первой минуты и до сих пор понимаю это от начала и до конца.

Вы не понимаете, что это такое. когда сама себе не можешь ответить на вопрос "Что такое любовь и испытываю ли я её вообще?". когда я не знаю фразы "скучать по человеку".точнее, вроде знала когда-то, в какие-то редкие моменты. когда рядом с человеком ты им дышишь, а без него никаких эмоций не испытываешь. ну нету и нету, че уж там.
когда стремишься скорее увидиться, а потом даже трубки брать и читать смс так лень.и вообще-не трогайте меня, не выноси мне мозг. или это перенасыщение человеком? что за запас эмоций во мне живет?
когда счастье вырывается из тебя и низ живота будто в мурашках, а потом раздражаешься каждому слову, и вообще, не беси меня и закрой рот.
хочется либо обнять, либо уебать. не дано той третьей эмоции спокойствия.
и эти эмоции кроют, рвут твою голову со страшной силой. каждый раз себе доказывать "я не псих" ещё хуже. рвет голову уже от того, что ты не знаешь что происходит. могз, за что, че за херня?
и каждый раз эти волны все сильнее, а после них-полное опустошение.
это как играть в плохое и хорошее.
только другим не объяснишь, что я не специально хочу сделать из них куклу вуду и протыкать самые больние места словами, а потом залечивать раны. плохое не забывается.
меня когда-нибудь ждет выстрел в голову от самого родного человека.за мою "любовь".

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

FOBDTGYDOFDHOTEIFIWNDL — Russian Roulette

FOBDTGYDOFDHOTEIFIWNDL · @fobdtgydofdhoteifiwndl 5 0 10 2

Спустя неделю после рождения нашей дочери Лорен мы с Бонни чувствовали себя совершенно измотанными. Ночами ребенок то и дело будил нас. Во время родов у Бонни были сильные разрывы, и ей приходилось принимать болеутоляющее. Даже ходить стоило ей большого труда. Пять дней я просидел дома, помогая жене, но потом, разумеется, мне пришлось снова выйти на работу. Бонни, казалось, начала оправляться. Когда меня не было дома, она обнаружила, что у нее кончилось лекарство. Вместо того чтобы позвонить мне на работу, она попросила сходить за таблетками одного из моих братьев, который как раз зашел навестить ее. Однако тот, видимо, забыл о поручении. В результате Бонни промучилась от боли целый день, вынужденная при этом еще и возиться с новорожденной. А я даже понятия не имел, что этот день оказался для нее таким ужасным. Придя с работы, я застал жену несчастной и обозленной. Не зная истинной причины состояния Бонни, я подумал, что её укор адресован мне. — Я весь день сходила с ума от боли, — сказала она, — а таблетки у меня кончились… У меня еле-еле хватало сил подняться с постели, а всем на это наплевать! — Что же ты не позвонила мне? — возразил я, чувствуя себя незаслуженно обиженным. — Я попросила твоего брата, а он, видите ли, забыл! Я прождала его весь день. И что теперь прикажешь мне делать? Я ведь едва хожу. Похоже, никому нет до меня дела! Тут я взорвался. Видимо, напряжение последних дней и для меня не прошло бесследно: выдержка изменила мне. Я был зол на жену за то, что она не позвонила мне и что упрекала меня, в то время как я даже не знал, что ей так плохо. Мы обменялись несколькими резкими фразами, после чего я направился к двери. Усталый, раздраженный, я не желал больше ничего слышать. Мы оба дошли до предела. А следующий момент положил начало тому, что впоследствии изменило всю мою жизнь. Бонни умоляюще воскликнула мне вслед: — Постой! Пожалуйста, не уходи. Именно сейчас ты нужен мне как никогда. У меня все болит. Я не спала несколько суток. Пожалуйста, выслушай меня. Я остановился — вернее, замедлил шаг. —Джон Грей, — продолжала Бонни, — ты из тех, кто бывает другом только в хорошую погоду. Пока я была твоей нежной, любящей Бонни, ты был рядом со мной, а теперь, когда я не могу быть такой, норовишь удрать в эту дверь. Она замолкла. Я обернулся и увидел, что глаза ее наполнились слезами. Когда жена снова заговорила, ее голос дрожал: — Именно теперь мне плохо, мне больно. Сейчас я ничего не могу дать, сейчас я нуждаюсь в тебе. Пожалуйста, подойди и обними меня. Тебе не надо ничего говорить. Мне просто нужно почувствовать, как твои руки поддерживают меня. Не уходи, пожалуйста. Я подошел и молча обнял ее. Бонни прижалась головой к моему плечу и расплакалась. Мы стояли так несколько минут. Потом, немного успокоившись, она поблагодарила меня за то, что я не ушел. «Мне просто нужно было ощутить твое прикосновение», — призналась она. Именно в эту минуту мне начало открываться истинное значение любви — безоговорочной, не зависящей от внешних условий. Я всегда считал себя человеком, способным и умеющим любить. Но Бонни была права. Я действительно оказался «другом в хорошую погоду». Пока жена была милой и веселой, я отвечал любовью на ее любовь. Но когда она грустила или расстраивалась, я раздражался, выказывая свое недовольство, или просто отдалялся от нее. В тот день я впервые не оставил Бонни одну. И то, что я испытал при этом, было прекрасно. Давать, ничего не ожидая взамен, быть рядом, когда в тебе действительно нуждаются: вот настоящая любовь, понял я. Заботиться о другом человеке. Доверять нашей любви. Теперь, когда Бонни подсказала мне, что делать, я был поражен, насколько легко мне это удалось. Как я не дошел до этого своим умом? Ведь ей всего-навсего требовалось, чтобы я подошел и обнял ее. Будь на моем месте женщина, она инстинктивно поняла бы. Но я, мужчина, не знал, до какой степени это, оказывается, важно: чтобы твоя рука ощутила прикосновение руки любимого человека, чтобы тебя обняли, чтобы тебя выслушали. Впервые отдав себе отчет в этих различиях, я сделал первый шаг к пониманию, к новому отношению к жене. Еще днем раньше я никогда не поверил бы, что нам удастся с такой легкостью разрешать подобного рода конфликты.